Садочные ружья

Став­шие эта­ло­ном абсо­лют­но­го каче­ства сто лет назад, садоч­ные ружья и сего­дня — вожде­лен­ная меч­та любо­го охот­ни­ка и кол­лек­ци­о­не­ра. Не слу­чай­но на самых пре­стиж­ных — лон­дон­ских — аук­ци­о­нах «Сот­бис» и «Кри­сти» боль­ше поло­ви­ны выстав­ля­е­мых ружей — садоч­ные.

Тер­ми­ны «сад­ки», «садоч­ная стрель­ба», «садоч­ные ружья» име­ют чисто рос­сий­ское про­ис­хож­де­ние от спе­ци­фи­ки устрой­ства пер­вых рус­ских стрель­бищ, на кото­рых живую пти­цу по коман­де стрел­ка выпус­ка­ли из кор­зин — сад­ков. Поз­же, с раз­ви­ти­ем стрель­бы по голу­бям, сад­ка­ми ста­ли назы­вать спе­ци­аль­ные ящи­ки, из кото­рых пти­ца при­ну­ди­тель­но выбра­сы­ва­лась осо­бы­ми при­спо­соб­ле­ни­я­ми.

В боль­шин­стве евро­пей­ских стран садоч­ную стрель­бу назы­ва­ли не ина­че, как «голу­би­ной», а ору­жие, из кото­ро­го стре­ля­ли — «голу­би­ны­ми ружья­ми» (Pigeon Guns — англ., Taubenflinten — нем., Fusil pour le tir aux pigeons — франц.)

Сей­час уже невоз­мож­но опре­де­лить, когда тер­мин «голу­би­ное ружьё» окон­ча­тель­но поте­рял свой пер­во­на­чаль­ный смысл. В пер­вой поло­вине ХХ века стрель­ба на пти­чьих сад­ках была посте­пен­но вытес­не­на стен­до­вой стрель­бой по летя­щим мише­ням. Самы­ми пер­вы­ми, похо­же, отка­за­лись от тер­ми­на Pigeon Guns англи­чане, заме­нив его на более точ­ный Sporting Guns — спор­тив­ные ружья. Одна­ко выра­бо­тан­ный несколь­ки­ми поко­ле­ни­я­ми ору­жей­ни­ков мира тип садоч­но­го ружья ока­зал­ся столь совер­шен­ным, что мно­гие евро­пей­ские фир­мы ещё дол­го про­дол­жа­ли выпус­кать их под назва­ни­ем «голу­би­ные ружья». Спортс­ме­ны с успе­хом исполь­зо­ва­ли дву­ствол­ки в сорев­но­ва­ни­ях на тран­шей­ном стен­де, а охот­ни­ки — на охо­тах, тре­бу­ю­щих пре­дель­но даль­не­го выстре­ла.

Систе­ма дву­стволь­но­го охот­ни­чье­го ружья в том клас­си­че­ском виде, каким мы зна­ем его сего­дня, окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лась уже к кон­цу XIX сто­ле­тия. Сво­и­ми кон­струк­ци­ей и совер­шен­ны­ми фор­ма­ми совре­мен­ная дву­ствол­ка обя­за­на раз­ви­тию спор­тив­ной стрель­бы. Имен­но спор­тив­ная стрель­ба вызва­ла инте­рес к глад­ко­стволь­но­му ору­жию в боль­шей сте­пе­ни, чем даже охо­та.

Самые пер­вые «голу­би­ные ружья» были шом­поль­ные, одно­стволь­ные, мас­сив­ные и доволь­но неук­лю­жие. Про­вор­но стре­лять из них было доста­точ­но труд­но. Отча­сти это­му спо­соб­ство­ва­ла при­ми­тив­ность устрой­ства пер­вых стен­дов, стрель­ба на кото­рых велась без опре­де­лён­ных пра­вил, раз­ме­рен­но и нето­роп­ли­во, не тре­бо­ва­ла осо­бой лов­ко­сти стрел­ков и высо­ких бое­вых качеств ору­жия. При­мер­но со вто­рой поло­ви­ны XIX века на сад­ках нача­ли исполь­зо­вать обыч­ные охот­ни­чьи ружья, кото­рые были ско­ро­стрель­ней, манёв­рен­ней и при­кла­ди­стей. Одна­ко настой­чи­вое стрем­ле­ние стрел­ков полу­чить опре­де­лён­ные пре­иму­ще­ства над сопер­ни­ка­ми заста­ви­ло ору­жей­ни­ков раз­ра­бо­тать спе­ци­аль­ный тип садоч­ной дву­ствол­ки. Её кон­струк­ция бази­ро­ва­лась, в основ­ном, на изоб­ре­те­ни­ях англи­чан.

Пожа­луй, одним из наи­бо­лее важ­ных их дости­же­ний было внед­ре­ние в каче­стве стволь­но­го мате­ри­а­ла литой тигель­ной ста­ли, кото­рая посте­пен­но вытес­ни­ла дамаск. В 1871 году сэр Джо­зеф Витворт (Sir Joseph Whitworth) раз­ра­бо­тал эффек­тив­ный спо­соб полу­че­ния высо­ко­ка­че­ствен­ной ста­ли. Вско­ре луч­шие бри­тан­ские ору­жей­ни­ки при­ме­ни­ли её для изго­тов­ле­ния ство­лов доро­гих садоч­ных ружей.

В 1865 году Вильям Вел­линг­тон Гри­нер (William Wellington Greener) запа­тен­то­вал круг­лый попе­реч­ный болт, про­хо­див­ший в момент запи­ра­ния через хво­сто­вик при­цель­ной план­ки и вхо­див­ший в колод­ку.

В 1863 г. «король» ору­жей­ни­ков — Джеймс Пёр­де (James Purdey) спро­ек­ти­ро­вал систе­му соеди­не­ния ство­лов с колод­кой с помо­щью про­доль­ной рам­ки, вхо­див­шей в пазы под­стволь­ных крю­ков. Рам­ка Пёр­де до сих пор ста­вит­ся на боль­шин­ство ружей как с гори­зон­таль­ны­ми, так и с вер­ти­каль­ны­ми ство­ла­ми. А ещё через десять лет В. Гри­нер запа­тен­то­вал соеди­не­ние сво­е­го попе­реч­но­го бол­та с рам­кой Пёр­де под назва­ни­ем «трой­ной затвор Гри­не­ра». Отпи­ра­ние ружья выпол­ня­лось отве­де­ни­ем впра­во верх­не­го клю­ча, пред­ло­жен­но­го Вест­ли Ричард­сом (Westley Richards) в 1862 г. По про­сто­те соеди­не­ния ство­лов с колод­кой трой­ной затвор Гри­не­ра до сих пор — на про­тя­же­нии более 125 лет — явля­ет­ся наи­бо­лее удач­ным скреп­ле­ни­ем, при­ме­ня­е­мым в гори­зон­тал­ках и трой­ни­ках.

11 мая 1875 г. ору­жей­ни­ки фир­мы «Вест­ли Ричардс» — Вильям Энсон и Джон Дили (William Anson, John Deeley) взя­ли патент №1756 на короб­ча­тый замок, полу­чив­ший широ­чай­шее рас­про­стра­не­ние бла­го­да­ря про­сто­те кон­струк­ции, тех­но­ло­гич­но­сти и деше­визне изго­тов­ле­ния. Тот же В. Энсон запа­тен­то­вал систе­му запи­ра­ния цевья, управ­ля­е­мую под­пру­жи­нен­ной кноп­кой на его кон­це. Имен­но эта систе­ма нашла при­ме­не­ние в садоч­ных ружьях и доро­гих охот­ни­чьих моде­лях.

В свою оче­редь, Д. Дили сов­мест­но с Джейм­сом Эджем (James Simeon Edge) пред­ло­жи­ли систе­му запи­ра­ния цевья с помо­щью пру­жин­ной защёл­ки с рычаж­ком на лице­вой сто­роне. В 1878 г. Вильям Скотт (William Scott) запа­тен­то­вал бес­кур­ко­вое ружьё с зам­ком, кото­рый полу­чил назва­ние «замок на боко­вой дос­ке» (ино­гда его не совсем пра­виль­но назы­ва­ют пол­ным).

3 янва­ря 1880 г. один из ору­жей­ни­ков, рабо­тав­ших ранее в мастер­ской Джейм­са Пёр­де — Фре­де­рик Биз­ли (Frederick Beesley) запа­тен­то­вал удар­но-спус­ко­вой меха­низм, кон­струк­ция кото­ро­го после про­да­жи патен­та Пёр­де ста­ла носить имя послед­не­го. Этот меха­низм отно­сил­ся к груп­пе зам­ков на боко­вых дос­ках, его ста­ви­ли на самые доро­гие садоч­ные ружья.

Ещё в 1852 году зна­ме­ни­тый англий­ский ору­жей­ник Чарльз Лан­ка­стер (Charles Lancaster) скон­стру­и­ро­вал экс­трак­тор, кото­рый с тех пор, с неболь­шим усо­вер­шен­ство­ва­ни­ем всё того же В. Гри­не­ра, ста­вит­ся на все ружья с отки­ды­ва­ю­щи­ми­ся ство­ла­ми. В 1886 г. Д. Дили-млад­ший запа­тен­то­вал эжек­тор, полу­чив­ший рас­про­стра­не­ние в бес­кур­ков­ках, а в 1893 г. был изоб­ре­тён эжек­тор систе­мы Ген­ри Гол­лан­да (Henry Holland).

Труд­но ска­зать, кто был пер­вым изоб­ре­та­те­лем чока. Тем не менее внед­ре­ние дуль­но­го суже­ния про­из­ве­ло насто­я­щую рево­лю­цию в кон­стру­и­ро­ва­нии ружей цен­траль­но­го боя. Широ­кое же рас­про­стра­не­ние чока в Евро­пе свя­за­но с име­нем неуго­мон­но­го Вилья­ма Гри­не­ра. Англий­ский иссле­до­ва­тель дро­бо­во­го ору­жия Дже­ральд Бур­рард (Gerald Burrard) при­пи­сы­ва­ет честь изоб­ре­те­ния чока сво­е­му сооте­че­ствен­ни­ку Вилья­му Пэй­пу (William Pape) на осно­ва­нии патен­та, взя­то­го им в 1866 г. Соглас­но дру­гим источ­ни­кам, дуль­ное суже­ние запа­тен­то­вал в 1870 г. аме­ри­кан­ский охот­ник Фред Ким­бл (Fred Kimble). Име­ют­ся и дру­гие соис­ка­те­ли на зва­ние изоб­ре­та­те­ля это­го устрой­ства, кото­ро­му садоч­ное ружьё обя­за­но сво­им даль­ним и рез­ким боем.

Почти каж­дая фир­ма, выпус­кав­шая это ору­жие, внес­ла свой само­сто­я­тель­ный вклад в его совер­шен­ство­ва­ние. Мно­гие ори­ги­наль­ные раз­ра­бот­ки ору­жей­ни­ков были обу­слов­ле­ны дости­же­ни­я­ми метал­лур­гии, мате­ри­а­ло­ве­де­ния и метал­ло­об­ра­бот­ки, изме­не­ни­я­ми в пра­ви­лах про­ве­де­ния сорев­но­ва­ний, совер­шен­ство­ва­ни­ем бое­при­па­сов и мно­гим дру­гим.

Спортс­ме­на­ми предъ­яв­ля­лись высо­кие тре­бо­ва­ния к садоч­ным ружьям. Меч­той кори­фе­ев стен­да было обла­да­ние совер­шен­ным инстру­мен­том для пора­же­ния цели. По мет­ко­му опре­де­ле­нию немец­ко­го иссле­до­ва­те­ля дро­бо­во­го ору­жия Берн­гар­да Дей­нер­та (Bernhard Deinert), «на состя­за­тель­ных стрель­бах… делать ошиб­ки может толь­ко стре­лок, ружьё же и патро­ны долж­ны быть без­упреч­ны и вне подо­зре­ний».

Несмот­ря на то, что пра­ви­ла­ми садоч­ной стрель­бы допус­ка­лось исполь­зо­ва­ние ружей раз­ных калиб­ров, соб­ствен­но садоч­ные ружья изго­тав­ли­ва­ли толь­ко 12-го калиб­ра. Их мож­но было купить в мага­зине или зака­зать ору­жей­но­му масте­ру. В послед­нем слу­чае они дела­лись в соот­вет­ствии с тре­бо­ва­ни­я­ми заказ­чи­ка и сто­и­ли доро­же. Отли­чи­тель­ная осо­бен­ность всех садоч­ных ружей: боль­шой вес — обыч­но от 3,2 до 3,7 кг, мас­сив­ная короб­ка, в бес­кур­ко­вых моде­лях — зам­ки на боко­вых дос­ках с пере­хва­ты­ва­те­ля­ми кур­ков, надёж­ное запи­ра­ние (не менее чем на три узла), без­уко­риз­нен­ные баланс и поса­ди­стость, лёг­кое нагне­та­ние пру­жин и плав­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние меха­низ­мов, высо­кая при­цель­ная план­ка, неав­то­ма­ти­че­ский предо­хра­ни­тель, пря­мая англий­ская ложа, отсут­ствие анта­бок. Ство­лы «голу­би­ных ружей» дела­ли несколь­ко длин­нее ство­лов обыч­ных охот­ни­чьих моде­лей. Это обес­пе­чи­ва­ло длин­ную при­цель­ную линию и, соот­вет­ствен­но, более точ­ное при­це­ли­ва­ние. Оба ство­ла с патрон­ни­ка­ми 70 мм под бумаж­ную гиль­зу свер­ли­лись с оди­на­ко­вы­ми дуль­ны­ми суже­ни­я­ми, рас­счи­тан­ны­ми на мак­си­маль­ную куч­ность при стрель­бе до 50 мет­ров. Пра­виль­но выбран­ный про­филь кана­лов ство­лов и боль­шая их мас­са (обыч­но 1,5–1,7 кг) обес­пе­чи­ва­ли одно­об­раз­ную, рав­но­мер­ную осыпь и высо­кую рез­кость боя.

Доро­гие садоч­ные ружья все­гда были гор­до­стью любо­го ору­жей­ни­ка и оли­це­тво­ря­ли тех­ни­че­скую мысль и тра­ди­ции фир­мы. Они слу­жи­ли не толь­ко для стрель­бы пти­цы на сад­ках, но и, обла­дая высо­ки­ми бое­вы­ми каче­ства­ми, явля­лись отлич­ным охот­ни­чьим ору­жи­ем. В кон­струк­цию его узлов, внеш­ний облик и отдел­ку ору­жей­ные масте­ра вно­си­ли все свои зна­ния, тру­до­лю­бие, опыт. Дета­ли ружей дела­ли из высо­ко­ка­че­ствен­ных мате­ри­а­лов, а сбор­ка и отлад­ка меха­низ­мов выпол­ня­лись без­уко­риз­нен­но. Основ­ная часть сто­и­мо­сти садоч­ных ружей была заклю­че­на в боль­шом объ­ё­ме и высо­ком каче­стве про­из­во­ди­мых работ.

Фено­ме­наль­ный бой садоч­ных ружей дости­гал­ся, бла­го­да­ря кро­пот­ли­во­му изу­че­нию дав­ле­ний поро­хо­вых газов. Зная кри­вую дав­ле­ний при горе­нии заря­да поро­ха кон­крет­ной мар­ки, опыт­ные ору­жей­ни­ки с боль­шой точ­но­стью вычис­ля­ли опти­маль­ные раз­ме­ры стволь­ных тру­бок. В резуль­та­те гра­мот­но изго­тов­лен­но­го про­фи­ля кана­ла ство­ла стен­ки послед­не­го, при про­хож­де­нии по нему сна­ря­да, рас­ши­ря­лись в пре­де­лах упру­гих дефор­ма­ций на одну и ту же вели­чи­ну, что обес­пе­чи­ва­ло ору­жию ста­биль­ный, рез­кий, даль­ний и куч­ный бой.

Самые без­от­каз­ные, дол­го­веч­ные, доро­гие и пре­стиж­ные «голу­би­ные ружья» тра­ди­ци­он­но дела­ли англи­чане. Садоч­ные ружья 80–100-летней дав­но­сти фирм «Джеймс Пёр­де и сыно­вья», «В. и Ч. Скотт», «Томас Босс», «Вест­ли Ричардс», «Гол­ланд и Гол­ланд», «В.В. Гри­нер», «Вильям Пау­элл», «Фре­де­рик Биз­ли» и ряда дру­гих англий­ских ком­па­ний сего­дня не толь­ко сохра­ни­ли свой пер­во­на­чаль­ный бой, но и отлич­ное состо­я­ние ство­лов, без­упреч­ное функ­ци­о­ни­ро­ва­ние меха­низ­мов, почти не изме­нив­ших­ся с тех пор, когда они вышли из рук англий­ских масте­ров. Мало в чём усту­па­ли им ружья выс­ше­го раз­бо­ра бель­гий­ских фирм «Август Лебо» и «Август Фран­котт», «Лъеж­ская ману­фак­ту­ра» и «Рон­же и сын», одна­ко сто­и­ли они дешев­ле. Заме­ча­тель­ные садоч­ные дву­ствол­ки дела­ли в мастер­ской «И.П. Зауэр и сын» в Зуле. Солид­ные бес­кур­ков­ки пред­ла­га­ла стрел­кам зна­ме­ни­тая немец­кая фаб­ри­ка «Эду­ард Кетт­нер» из Кёль­на. Даль­но­бой­ные, дол­го­веч­ные образ­цы изго­тов­лял чех И. Новот­ны в Пра­ге, очень изящ­ные моде­ли выпус­ка­ла париж­ская фир­ма «Форе Ле Паж». Пожа­луй, ни одно садоч­ное ружьё не мог­ло срав­нить­ся по даль­но­сти боя с изде­ли­я­ми швед­ской фаб­ри­ки «Гус­квар­на». Доб­рот­ные ружья соби­ра­ли бель­гий­ские фир­мы «Хуберт Лепаж» и «Пауль Шоль­берг», дешё­вые, но вели­ко­леп­ные по бою садоч­ные дву­ствол­ки выпус­ка­ло льеж­ское пред­при­я­тие Анри Пипе­ра (в нача­ле наше­го века пере­име­но­ван­ное в акци­о­нер­ное обще­ство «Пипер-Баярд»). Изу­ми­тель­ные по бою, сти­лю и отдел­ке бес­кур­ков­ки дела­ли рус­ские масте­ра Ф.О. Мац­ка, А.Б. Йенч, К.П. Мас­лов.

В гар­мо­нич­ном соче­та­нии выда­ю­ще­го­ся боя, утон­чён­но­сти отдел­ки, образ­цо­вых тех­ни­че­ских реше­ний, эсте­ти­че­ской завер­шён­но­сти, нако­нец, необъ­яс­ни­мо­го оба­я­ния садоч­ное ружьё до сих пор оста­ёт­ся непре­взой­дён­ным и во мно­гом слу­жит эта­ло­ном для под­ра­жа­ния уже почти сто лет.

 

Юрий Мас­лов

 

КАТЕГОРИИ
Вернуться к статьям