<span style="font-weight:700;">Концерн Калашников</span> Концерн Калашников
Накопительные скидки Накопительные скидки
Резерв оружия и патронов Резерв оружия и патронов
Удобные условия оплаты Удобные условия оплаты

Трехлинейная винтовка Мосина

Вин­тов­ки систе­мы Моси­на в тече­ние более чем семи­де­ся­ти лет состо­я­ли на воору­же­нии армии Рос­сии и СССР.  За пре­де­ла­ми Совет­ско­го Сою­за это ору­жие исполь­зо­ва­лось еще доль­ше. Вин­тов­ки систе­мы Моси­на счи­та­ют­ся одной из самых удач­ных кон­струк­ций в мире. Эта оцен­ка осно­вы­ва­ет­ся не столь­ко на про­дол­жи­тель­но­сти исполь­зо­ва­ния ору­жия, сколь­ко на его каче­стве.

16 апре­ля 1891 года комис­сия, назна­чен­ная воен­ным мини­стром цар­ской Рос­сии, при­ня­ла реше­ние о при­ня­тии на воору­же­ние мно­го­за­ряд­ной вин­тов­ки систе­мы Моси­на образ­ца 1891 года. Созда­те­лем вин­тов­ки был рос­сий­ский капи­тан, а позд­нее пол­ков­ник Сер­гей Ива­но­вич Мосин. Бель­гий­ские ору­жей­ные масте­ра Эмиль и Леон Нага­ны неза­дол­го до нача­ла серий­но­го про­из­вод­ства помог­ли ему скон­стру­и­ро­вать мага­зин. Чехо­сло­вац­кий инже­нер Карел Крн­ка снаб­дил впо­след­ствии затвор направ­ля­ю­щей план­кой, осна­стил мага­зин обой­мой и несколь­ко изме­нил в этой свя­зи фор­му гиль­зы.

Длин­ная пехот­ная вин­тов­ка, кото­рая в соот­вет­ствии с при­ня­той в Рос­сии мерой изме­ре­ния дли­ны назы­ва­лась “трех­ли­ней­ной” (1 рус­ская линия = 2,54 мм), нача­ла модер­ни­зи­ро­вать­ся уже вско­ре после нача­ла про­из­вод­ства. К чис­лу ее моди­фи­ка­ций отно­си­лась уко­ро­чен­ная дра­гун­ская вин­тов­ка образ­ца 1891 года, кара­бин образ­ца 1907 года и так назы­ва­е­мый казац­кий кара­бин образ­ца 1910 года. Это ору­жие в мас­со­вом поряд­ке про­из­во­ди­лось в ору­жей­ных цен­трах Рос­сии — Туле, Сест­ро­рец­ке и Ижев­ске.

Неза­дол­го до пер­вой миро­вой вой­ны в цар­ской армии, поми­мо вин­то­вок дру­гих типов, име­лось 4171743 вин­тов­ки Моси­на. Одна­ко соб­ствен­ное про­из­вод­ство не мог­ло удо­вле­тво­рить все потреб­но­сти ни в дово­ен­ные годы, ни, тем более, во вре­мя Пер­вой миро­вой вой­ны, когда заво­ды Рос­сии про­из­во­ди­ли не более тре­ти от потреб­но­стей в ору­жии. Вин­тов­ки в боль­шом коли­че­стве заку­па­лись из-за гра­ни­цы, в том чис­ле из Бель­гии и Фран­ции, а так­же из Швей­ца­рии и США.

Нехват­ка ору­жия всех видов впо­след­ствии ста­ла еще боль­ше. Резер­вы, по дан­ным совет­ских источ­ни­ков, были неве­ли­ки, а выпуск ново­го ору­жия отста­вал от потреб­но­стей. С июня по декабрь 1918 года уда­лось собрать для нужд армии 926975 вин­то­вок и кара­би­нов. Зна­чи­тель­ную часть из них состав­ля­ли новые вин­тов­ки про­из­вод­ства теку­ще­го года — 380329. Вви­ду таких объ­е­мов поста­вок в армию, запа­сы были почти исчер­па­ны.

В резуль­та­те пер­вой миро­вой вой­ны, про­длив­шей­ся четы­ре года, и трех лет ино­стран­ной интер­вен­ции про­тив совет­ской вла­сти, кото­рая утвер­ди­лась так­же в ходе кро­ва­вой граж­дан­ской вой­ны, стране доста­лось тяже­лое наслед­ство. Уро­вень про­из­вод­ства в разо­рен­ной Рос­сии в 1920 году состав­лял все­го 13,8% в срав­не­нии с 1913 годом. Создан­ная в 1918 году Крас­ная Армия, мили­цей­ские и дру­гие воору­жен­ные фор­ми­ро­ва­ния, под­вер­га­лись мас­си­ро­ван­ным напа­де­ни­ям про­тив­ни­ка.

В этих слож­ных усло­ви­ях необ­хо­ди­мо было сохра­нить снаб­же­ние воору­жен­ных сил. Крайне кри­ти­че­ская ситу­а­ция сло­жи­лась в апре­ле 1919 года, когда вра­же­ские вой­ска захва­ти­ли ору­жей­ный завод в Ижев­ске. Там в 1918 году было изго­тов­ле­но почти 215 тыс. вин­то­вок и кара­би­нов. После осво­бож­де­ния горо­да Крас­ной Арми­ей про­из­вод­ство воз­об­но­ви­лось: в июле 1919 года было выпу­ще­но при­мер­но 12500 вин­то­вок, а к кон­цу года месяч­ный выпуск состав­лял 20 тыс. еди­ниц ору­жия. Годо­вой объ­ем про­из­вод­ства это­го пред­при­я­тия достиг в том году в общей слож­но­сти 171075 вин­то­вок Моси­на.

Намно­го луч­шие пока­за­те­ли имел Туль­ский ору­жей­ный завод. Поми­мо 79060 револь­ве­ров Наган 1895 и 6270 стан­ко­вых пуле­ме­тов систе­мы Мак­сим ПМ 1910, там в 1919 году было выпу­ще­но 290979 вин­то­вок и кара­би­нов систе­мы Моси­на. На сле­ду­ю­щий год объ­ем про­из­вод­ства вырос до 429898 вин­то­вок и 4467 пуле­ме­тов. По дан­ным совет­ских источ­ни­ков, с 1918 по 1920 год в Совет­ском Сою­зе изго­тов­ле­но 1298173 вин­тов­ки Моси­на и еще 900 тыс. отре­мон­ти­ро­ва­но.

О новых моде­лях стрел­ко­во­го ору­жия в то вре­мя нече­го было и думать. Преж­де чем зани­мать­ся этой про­бле­мой, сле­до­ва­ло создать эле­мен­тар­ные пред­по­сыл­ки. В каче­стве пер­вой меры после­до­вал указ от 3 октяб­ря 1922 года о при­зна­нии штат­ным ору­жи­ем дра­гун­ской вин­тов­ки со шты­ком.

К нача­лу 1924 года груп­пе экс­пер­тов было пору­че­но занять­ся модер­ни­за­ци­ей стрел­ко­во­го ору­жия. Эта груп­па состо­я­ла из пред­ста­ви­те­лей коми­те­та по воору­же­нию армии стрел­ко­вым и артил­ле­рий­ским ору­жи­ем, инспек­ции пехот­ных войск, офи­цер­ских кур­сов «Выстрел» и дру­гих воен­ных ведомств. Пра­во голо­са полу­чи­ли и спе­ци­а­ли­сты ору­жей­ных заво­дов.

В силу воен­ной необ­хо­ди­мо­сти и в свя­зи с эко­но­ми­че­ской ситу­а­ци­ей в стране, был раз­ра­бо­тан план поэтап­но­го реше­ния про­бле­мы. В первую оче­редь над­ле­жа­ло модер­ни­зи­ро­вать хоро­шо заре­ко­мен­до­вав­шие себя моде­ли ору­жия и орга­ни­зо­вать их мас­со­вое про­из­вод­ство, и при этом одно­вре­мен­но гото­вить­ся к раз­ра­бот­ке новых поко­ле­ний ору­жия.

Кон­струк­тор­ское бюро авто­ма­ти­че­ско­го стрел­ко­во­го ору­жия, орга­ни­зо­ван­ное в 1921 году на Ков­ров­ском ору­жей­ном заво­де под руко­вод­ством все­мир­но при­знан­но­го спе­ци­а­ли­ста Вла­ди­ми­ра Гри­го­рье­ви­ча Федо­ро­ва, полу­чи­ло зада­ние создать все необ­хо­ди­мые усло­вия для раз­ра­бот­ки новых систем ору­жия. Одна­ко их серий­ное про­из­вод­ство мог­ло начать­ся толь­ко в том слу­чае, если поз­во­лит воен­ная обста­нов­ка, и при усло­вии эко­но­ми­че­ской ста­би­ли­за­ции в стране. В каче­стве пер­во­оче­ред­ной меры пла­ни­ро­ва­лось все силы сосре­до­то­чить на глав­ном ору­жии совет­ской пехо­ты — мно­го­за­ряд­ной вин­тов­ке Моси­на образ­ца 1891 года и ее моди­фи­ка­ци­ях, осо­бен­но на дра­гун­ской вин­тов­ке.

Это реше­ние при­ни­ма­лось с уче­том каче­ства вин­то­вок в дру­гих стра­нах. Нигде после пер­вой миро­вой вой­ны не было новых серий­ных раз­ра­бо­ток, кото­рые суще­ствен­но пре­вос­хо­ди­ли бы вин­тов­ку Моси­на. Это отно­си­лось и к немец­кой вин­тов­ке Мау­зер 98. Таким обра­зом, не име­лось ника­ких осно­ва­ний отка­зы­вать­ся от хоро­шо заре­ко­мен­до­вав­ше­го себя ору­жия в поль­зу каких бы то ни было нови­нок.

Перед про­мыш­лен­но­стью была постав­ле­на зада­ча по модер­ни­за­ции суще­ству­ю­ще­го ору­жия. Опыт­ные кон­струк­то­ры осу­ще­стви­ли пере­вод дра­гун­ской вин­тов­ки с тра­ди­ци­он­ной рус­ской на мет­ри­че­скую систе­му мер, осна­сти­ли ее соот­вет­ству­ю­щим при­це­лом, изме­ни­ли неко­то­рые дру­гие дета­ли, напри­мер креп­ле­ние шты­ка, защи­ту муш­ки, и упро­сти­ли тех­но­ло­гию изго­тов­ле­ния.

В ито­ге, вско­ре у совет­ской пехо­ты появи­лись вин­тов­ки, кото­рые не толь­ко отве­ча­ли совре­мен­ным тре­бо­ва­ни­ям, но и изго­тов­ля­лись со зна­чи­тель­но мень­ши­ми затра­та­ми и за более корот­кое вре­мя. Важ­ным явля­лось и то обсто­я­тель­ство, что тех­но­ло­гия про­из­вод­ства была совер­шен­ной, так как пла­ни­ро­ва­лось круп­но­мас­штаб­ное про­из­вод­ство ору­жия. С 1930 по 1940 год было изго­тов­ле­но более шести мил­ли­о­нов вин­то­вок.

Стрел­ко­вые испы­та­ния нача­лись в 1927 году, а затем после тща­тель­но­го ана­ли­за резуль­та­тов и устра­не­ния недо­стат­ков про­ве­де­ны повтор­но на сле­ду­ю­щий год. 28 апре­ля 1930 года воен­ное коман­до­ва­ние изда­ло при­каз о при­ня­тии на воору­же­ние модер­ни­зи­ро­ван­ной вин­тов­ки моде­ли 1891/30. В то вре­мя она суще­ство­ва­ла уже и в снай­пер­ской вер­сии с опти­че­ским при­це­лом и ото­гну­той вниз руко­ят­кой затво­ра.

Оба этих образ­ца созда­ва­лись на базе дра­гун­ской вин­тов­ки образ­ца 1891 года.

Оста­лось невы­яс­нен­ным, был ли при­нят на воору­же­ние обра­зец, осно­вой для кото­ро­го послу­жил уко­ро­чен­ный каза­чий кара­бин образ­ца 1910 года, одна­ко име­ют­ся све­де­ния, что эта модель, полу­чив­шая назва­ние моде­ли 1924/27, име­ла сле­ду­ю­щие дан­ные: общая дли­на 1015 мм, дли­на ство­ла 510 мм, мас­са 3.6 кг, сек­тор­ный при­цел в пре­де­лах от 100 до 1000 м. К ство­лу кре­пил­ся склад­ной 4-гран­ный штык (эти све­де­ния взя­ты не из совет­ских источ­ни­ков).

Мно­го­за­ряд­ная вин­тов­ка моде­ли 1891/30 осна­ще­на цилин­дри­че­ским пово­рот­ным затво­ром с дву­мя бое­вы­ми упо­ра­ми и съем­ной голов­кой. Патро­ны пода­ют­ся из встро­ен­но­го мага­зи­на. Прак­ти­че­ский темп стрель­бы состав­ля­ет око­ло 10 выстр./мин. Бое­за­пас вин­тов­ки состав­ля­ет 4+1 патрон. 4 патро­на заря­жа­ют­ся в мага­зин в обой­ме, а один встав­ля­ет­ся в патрон­ник. Речь идет о патро­нах систе­мы Моси­на 1891 года, но с ост­ро­ко­неч­ной пулей, появив­шей­ся в 1908 году. В 1930 году мощ­ность патро­на была уве­ли­че­на, и они полу­чи­ли назва­ние М1908/30. Тогда же поми­мо лег­кой пули появи­лась и тяже­лая.

Пода­ва­тель мага­зи­на осна­щен спе­ци­аль­ной отсеч­кой, кото­рая осво­бож­да­ет вто­рой патрон толь­ко после того, как пер­вый дослан затво­ром в патрон­ник.

Дни­ще мага­зи­на отки­ды­ва­ет­ся впе­ред, после чего мага­зин мож­но лег­ко раз­ря­дить сни­зу. Поста­нов­ка на предо­хра­ни­тель осу­ществ­ля­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: отве­ден­ный назад курок пово­ра­чи­ва­ет­ся вле­во. За счет это­го гай­ка удар­ни­ка упи­ра­ет­ся в выступ и удер­жи­ва­ет­ся им.

В отли­чие от мосин­ской вин­тов­ки моде­ли 1891 года, вин­тов­ка, при­ня­тая на воору­же­ние в 1930 году, име­ет дру­гое устрой­ство при­це­ла. В ста­рой — рамоч­ный при­цел. с насеч­кой от 400 до 3200 аршин (1 аршин=0,7112 м), в новой — сек­тор­ный при­цел от 100 до 2000 м. Откры­тая ско­шен­ная муш­ка снаб­же­на защи­той. Дли­на при­цель­ной линии состав­ля­ет 622 мм. Все осталь­ные изме­не­ния, за исклю­че­ни­ем креп­ле­ния шты­ка и рем­ня, каса­ют­ся в основ­ном раз­ме­ров и мас­сы. Вин­тов­ка ста­ла коро­че и лег­че.

Иголь­ча­тый шты­ке четырь­мя реб­ра­ми жест­ко­сти, наса­жи­вав­ший­ся на ствол, остал­ся, в прин­ци­пе, без изме­не­ний. Одна­ко если рань­ше он кре­пил­ся полу­коль­ца­ми, кото­рые стя­ги­ва­лись вин­та­ми, то с 1930 года глу­хи­ми коль­ца­ми на пру­жин­ной защел­ке. Креп­ле­ние шты­ка было раз­ра­бо­та­но инже­не­ром Ири­зар­хом Андре­еви­чем Кома­риц­ким, позд­нее скон­стру­и­ро­вав­шим дис­ко­вый мага­зин для писто­ле­та-пуле­ме­та Дег­тяре­ва ППД1934/38 и вме­сте с Бори­сом Гав­ри­ло­ви­чем Шпи­таль­ным раз­ра­бо­тав­шим авиа­ци­он­ный пуле­мет ШКАС. Поми­мо это­го, начи­ная с 1942 года вин­тов­ка Моси­на осна­ща­лась так­же шты­ком клин­ко­во­го типа.

Ору­жие для чист­ки раз­би­ра­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: руко­ят­ка затво­ра уста­нав­ли­ва­ет­ся в вер­ти­каль­ное поло­же­ние, при нажа­том спус­ко­вом крюч­ке затвор отво­дит­ся назад и выни­ма­ет­ся. Затем боек упи­ра­ет­ся во что-нибудь, и руко­ят­ка затво­ра с силой пово­ра­чи­ва­ет­ся вниз. Таким путем откру­чи­ва­ет­ся гай­ка удар­ни­ка, после чего мож­но извлечь его с пру­жи­ной.

Заслу­жи­ва­ет инте­ре­са постав­ляв­ший­ся в каче­стве допол­ни­тель­но­го осна­ще­ния глу­ши­тель мас­сой 0,5 кг и дли­ной 235 мм. Во вре­мя вто­рой миро­вой вой­ны осна­щен­ные подоб­ным обра­зом вин­тов­ки исполь­зо­ва­лись спец­груп­па­ми и пар­ти­зан­ски­ми отря­да­ми. Глу­ши­тель состо­ял из сталь­но­го цилин­дра с дву­мя рези­но­вы­ми встав­ка­ми тол­щи­ной по 15 мм. Глу­ши­тель наде­вал­ся на ствол, подоб­но шты­ку, и защел­ки­вал­ся. Циф­ры, выби­тые на кор­пу­се глу­ши­те­ля, помо­га­ли пра­виль­но уста­но­вить дистан­цию на при­це­ле. При стрель­бе с глу­ши­те­лем исполь­зо­ва­лись спе­ци­аль­ные патро­ны с поро­хо­вым заря­дом все­го 0,5 г и пулей мас­сой 9,75 г, началь­ная ско­рость кото­рой состав­ля­ла все­го 260 м/с.

При уста­нов­ке вин­тов­ки на сош­ки и исполь­зо­ва­нии спе­ци­аль­но­го гра­на­то­мет­но­го ство­ла мож­но было стре­лять из нее раз­рыв­ны­ми и оско­лоч­ны­ми гра­на­та­ми. Прав­да, стре­лок при этом дол­жен был упи­рать при­клад в зем­лю из-за силь­ной отда­чи. Выстре­ли­ва­ние гра­на­ты про­ис­хо­ди­ло с помо­щью стан­дарт­но­го патро­на. При исполь­зо­ва­нии спе­ци­аль­но­го заряд­но­го кар­ту­за и допол­ни­тель­но­го при­цель­но­го устрой­ства из вин­тов­ки мож­но было стре­лять и бро­не­бой­ны­ми гра­на­та­ми мас­сой око­ло 680 г. На дистан­ции 60 м они при попа­да­нии под углом 60° про­би­ва­ли бро­ню тол­щи­ной 30 мм.

Вин­тов­ки само­го луч­ше­го каче­ства отби­ра­лись для пере­обо­ру­до­ва­ния под снай­пер­ские. Они име­ли опти­че­ский при­цел и ото­гну­тую вниз руко­ят­ку затво­ра. Во вре­мя вто­рой миро­вой вой­ны снай­пе­рам при­да­ва­лось боль­шое зна­че­ние в совет­ских воору­жен­ных силах. Они про­хо­ди­ли обшир­ную про­грам­му обу­че­ния, куда вхо­ди­ли интен­сив­ные стрел­ко­вые тре­ни­ров­ки. Часто при­вле­че­ние к опе­ра­ци­ям таких спе­ци­а­ли­стов реша­ю­щим обра­зом ска­зы­ва­лось на исхо­де боя. Ино­стран­ные иссле­до­ва­те­ли, отда­вая долж­ное совет­ским снай­пе­рам, так­же отме­ча­ют и каче­ство их ору­жия.

Пона­ча­лу ото­бран­ные вин­тов­ки осна­ща­ли опти­че­ским при­це­лом ПУ, имев­шим 3,5-кратное уве­ли­че­ние, дли­ну 169 мм и рас­счи­тан­ным на даль­ность стрель­бы до 1300 м. С сере­ди­ны трид­ца­тых годов ста­ли исполь­зо­вать при­цел ПЕ с четы­рех­крат­ным уве­ли­че­ни­ем, имев­ший дли­ну 274 мм и рас­счи­тан­ный на даль­ность стрель­бы до 1400 м. Он имел бес­сту­пен­ча­тую навод­ку рез­ко­сти. Опти­че­ские при­це­лы кре­пи­лись к кор­пу­су раз­ны­ми спо­со­ба­ми, так как пер­во­на­чаль­но он был 6-гран­ной фор­мы, а затем стал цилин­дри­че­ским.

Совет­ские снай­пе­ры осна­ща­лись таки­ми вин­тов­ка­ми в тече­ние двух деся­ти­ле­тий после окон­ча­ния вой­ны. Попыт­ки снаб­дить опти­че­ски­ми при­це­ла­ми при­ня­тые на воору­же­ние в 1936 и 1940 году вин­тов­ки моде­лей АВС 1936 систе­мы Симо­но­ва и СВТ 1940 систе­мы Тока­ре­ва не при­нес­ли жела­е­мо­го резуль­та­та. Под­хо­дя­щая заме­на нашлась толь­ко в 1963 году, когда появи­лась скон­стру­и­ро­ван­ная Евге­ни­ем Федо­ро­ви­чем Дра­гу­но­вым само­за­ряд­ная снай­пер­ская вин­тов­ка СВД.

Мно­го­за­ряд­ные вин­тов­ки систе­мы Моси­на образ­ца 1891 года про­из­во­ди­лись до 1930 года, а модель 1891/30 до 1944 года. Пока­за­тель­ны в этом отно­ше­нии циф­ры, сви­де­тель­ству­ю­щие об объ­е­мах выпус­ка. Как уже упо­ми­на­лось, к кон­цу 1940 года про­мыш­лен­ность суще­ствен­но пере­шаг­ну­ла 6-мил­ли­он­ный рубеж. Если в 1930 году было выпу­ще­но все­го 102 тыс., а в 1931 году 154 тыс. вин­то­вок, то в 1932 году их уже насчи­ты­ва­лось 283451. В 1933 году эта циф­ра соста­ви­ла 239290, годом поз­же — 300590, а еще год спу­стя — 136959. По 1936 году дан­ных не име­ет­ся. В 1937 году объ­ем про­из­вод­ства достиг 560545 еди­ниц, а в 1938 году впер­вые пре­вы­сил мил­ли­он, соста­вив 1124664 вин­тов­ки. В 1939 году было выпу­ще­но 1396667 вин­то­вок, а в 1940 году — 1375822.

При­ве­ден­ные циф­ры не учи­ты­ва­ют снай­пер­ские вин­тов­ки. В 1933 году впер­вые был пре­одо­лен рубеж 1000 еди­ниц, а на сле­ду­ю­щий год снай­пер­ских вин­то­вок изго­то­ви­ли уже в 6 раз боль­ше — 6637 штук. Эта циф­ра удво­и­лась в 1935 году — 12752. Спу­стя 2 года воору­жен­ные силы полу­чи­ли 13130, а в 1938 году 19545 снай­пер­ских вин­то­вок. Общая циф­ра выпу­щен­ных с 1932 года вин­то­вок неиз­вест­на, так как отсут­ству­ют дан­ные за 1936 и 1939 год. Если не учи­ты­вать эти годы, то армия полу­чи­ла в общей слож­но­сти 54160 еди­ниц снай­пер­ско­го ору­жия.

Несмот­ря на впе­чат­ля­ю­щие циф­ры, в пехот­ных частях наблю­дал­ся дефи­цит не толь­ко авто­ма­ти­че­ско­го ору­жия, но и вин­то­вок. Толь­ко на Запад­ном фрон­те в сен­тяб­ре 1941 года, как явству­ет из докла­да коман­ду­ю­ще­го, не хва­та­ло 113 тыс. вин­то­вок. На дру­гих фрон­тах наблю­да­лось схо­жее поло­же­ние не толь­ко в отно­ше­нии вин­то­вок, но и по дру­гим видам стрел­ко­во­го ору­жия.

Эта ситу­а­ция тре­бо­ва­ла немед­лен­но­го и рез­ко­го повы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти всех пред­при­я­тий в слож­ных усло­ви­ях отступ­ле­ния на всех фрон­тах. О том, насколь­ко это уда­лось, сви­де­тель­ству­ет тот факт, что совет­ская обо­рон­ная про­мыш­лен­ность с 1941 по 1945 год про­из­ве­ла вин­то­вок при­мер­но в 6,4 раза боль­ше, чем цар­ская Рос­сия за годы пер­вой миро­вой вой­ны.

Точ­ный общий объ­ем выпус­ка мно­го­за­ряд­ных вин­то­вок и кара­би­нов систе­мы Моси­на до момен­та пре­кра­ще­ния их про­из­вод­ства неиз­ве­стен, одна­ко в совет­ской лите­ра­ту­ре име­ют­ся дан­ные об их про­из­вод­стве в годы вой­ны. Прав­да, эти циф­ры вклю­ча­ют в себя и авто­ма­ти­че­ские вин­тов­ки.

Соглас­но этим све­де­ни­ям, совет­ская обо­рон­ная про­мыш­лен­ность в 1941 году про­из­ве­ла не менее 1292475 вин­то­вок и кара­би­нов, на сле­ду­ю­щий год — 3714191, а с 1943 года и до окон­ча­ния вой­ны еже­год­но выпус­ка­ла более 3,4 млн еди­ниц это­го типа ору­жия. Из них кара­би­ны состав­ля­ли в 1941 году 419084 шту­ки, а в 1942 году — 687426. Сни­же­ние тем­пов про­из­вод­ства начи­ная с 1943 года совет­ские авто­ры объ­яс­ня­ют тем, что потреб­но­сти дей­ству­ю­щей армии в вин­тов­ках были удо­вле­тво­ре­ны, а кро­ме того, про­во­ди­лось пере­во­ору­же­ние целых соеди­не­ний писто­ле­та­ми-пуле­ме­та­ми. Пред­став­ля­ют инте­рес так­же циф­ры выпус­ка снай­пер­ских вин­то­вок, про­из­вод­ство кото­рых было вре­мен­но при­оста­нов­ле­но в 1940 году. В 1942 году после его воз­об­нов­ле­ния объ­ем выпус­ка соста­вил 53195 штук, т. е. при­мер­но столь­ко же, сколь­ко за пери­од с 1931 по 1938 год.

Послед­ни­ми моди­фи­ка­ци­я­ми мно­го­за­ряд­ных вин­то­вок систе­мы Моси­на ста­ли кара­би­ны образ­ца 1938 и 1944 годов. Пер­вая вер­сия была при­ня­та на воору­же­ние 26 фев­ра­ля 1939 года, а вто­рая — 17 янва­ря 1944 года. Кара­би­ны отли­ча­ют­ся от вин­тов­ки мень­ши­ми раз­ме­ра­ми, мас­сой и при­цель­ной даль­но­стью стрель­бы. Основ­ное раз­ли­чие меж­ду обе­и­ми вер­си­я­ми кара­би­нов заклю­ча­ет­ся в осна­ще­нии шты­ка­ми. Кара­бин 1938 года постав­лял­ся без шты­ка, а кара­бин 1944 года серий­но осна­щал­ся им.

Штык несъем­ный, но может скла­ды­вать­ся. В поход­ном поло­же­нии он в сло­жен­ном виде нахо­дит­ся спра­ва от ство­ла: в бое­вом поло­же­нии удер­жи­ва­ет­ся коль­цом с пру­жин­ной защел­кой. Стрель­ба воз­мож­на толь­ко в том слу­чае, если штык нахо­дит­ся в бое­вом поло­же­нии.

Имея иден­тич­ные с вин­тов­кой кон­струк­тив­ные и функ­ци­о­наль­ные прин­ци­пы, обе вер­сии кара­би­нов почти не раз­ли­ча­ют­ся и меж­ду собой, если не счи­тать шты­ка. Ство­лы кара­би­нов коро­че, чем у вин­тов­ки, сек­тор­ный при­цел регу­ли­ру­ет­ся в пре­де­лах от 100 до 1000 м, дли­на линии при­це­ла 416 мм. Бое­за­пас, как и у мно­го­за­ряд­ной вин­тов­ки, состав­ля­ет 4 + 1 патрон.

Эффек­тив­ная даль­ность стрель­бы вин­тов­ки достиг­ла 600 м, а кара­би­на — 400 м. Это отно­си­лось к оди­ноч­ным целям. При плот­ном огне успеш­но пора­жа­лись груп­по­вые цели на дистан­ции 800 м, а воз­душ­ные цели на высо­те до 500 м. При­цел снай­пер­ских вин­то­вок уста­нав­ли­вал­ся, как пра­ви­ло, на дистан­цию до 800 м и лишь в очень ред­ких слу­ча­ях на боль­шее рас­сто­я­ние, хотя свой­ства опти­ки в прин­ци­пе поз­во­ля­ли это.

Вин­тов­ка оста­ва­лась стан­дарт­ным ору­жи­ем совет­ской пехо­ты вплоть до окон­ча­ния вто­рой миро­вой вой­ны, но все боль­ше утра­чи­ва­ла свое доми­ни­ру­ю­щее поло­же­ние по мере вытес­не­ния ее кара­би­на­ми и писто­ле­та­ми-пуле­ме­та­ми. Пред­по­чте­ние все боль­ше отда­ва­лось корот­ко­стволь­но­му ору­жию с высо­ким тем­пом стрель­бы. Кро­ме писто­ле­тов-пуле­ме­тов, в это вре­мя появи­лось и дру­гое авто­ма­ти­че­ское ору­жие, напри­мер само­за­ряд­ные и авто­ма­ти­че­ские вин­тов­ки. Авто­ма­ты в то вре­мя еще не полу­чи­ли рас­про­стра­не­ния и суще­ство­ва­ли лишь в каче­стве опыт­ных образ­цов, одна­ко после вто­рой миро­вой вой­ны все стрел­ко­вое ору­жие дей­ство­ва­ло уже на авто­ма­ти­че­ском прин­ци­пе.

Кара­би­на­ми осна­ща­лись преж­де все­го кава­ле­рий­ские, артил­ле­рий­ские части и спе­ци­аль­ные под­раз­де­ле­ния. Кара­би­ны образ­ца 1938 года про­из­во­ди­лись, веро­ят­но, до 1943–1944 годов, а модель 1944 года выпус­ка­лась и после окон­ча­ния вто­рой миро­вой вой­ны. Хотя в боль­шин­стве пуб­ли­ка­ций в каче­стве даты завер­ше­ния их про­из­вод­ства ука­зы­ва­ет­ся 1945 год, одна­ко име­ют­ся заслу­жи­ва­ю­щие дове­рия источ­ни­ки, в кото­рых сооб­ща­ет­ся о выпус­ке этих кара­би­нов вплоть до 1948 года.

Это вполне может соот­вет­ство­вать дей­стви­тель­но­сти, так как ору­жи­ем это­го типа воору­жа­лись армии соци­а­ли­сти­че­ских госу­дарств, а позд­нее в тече­ние доволь­но дли­тель­но­го вре­ме­ни — и раз­лич­ные фор­ми­ро­ва­ния в стра­нах тре­тье­го мира.

С вин­тов­ка­ми и кара­би­на­ми систе­мы Моси­на вое­ва­ли сол­да­ты цар­ской Рос­сии в годы пер­вой миро­вой вой­ны и даже до нее. Вин­тов­ка­ми Моси­на были воору­же­ны сол­да­ты Крас­ной Армии во вре­мя граж­дан­ской вой­ны. Модер­ни­зи­ро­ван­ным ору­жи­ем это­го типа совет­ская пехо­та защи­ща­ла Роди­ну во вре­мя вто­рой миро­вой вой­ны, и оно исполь­зо­ва­лось еще дол­гие годы после ее окон­ча­ния.

Спе­ци­а­ли­сты во всем мире еди­ны во мне­нии, что мно­го­за­ряд­ная вин­тов­ка систе­мы Моси­на отно­сит­ся к чис­лу самых заме­ча­тель­ных кон­струк­ций. Высо­ко оце­ни­ва­ет­ся ее надеж­ность и без­от­каз­ность при любых кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях.

КАТЕГОРИИ
Вернуться к статьям